Спасибо за город

   Двадцать первого января гусевцы отмечают день взятия штурмом одного из самых укрепленных городов в обороне Восточной Пруссии – Гумбиннена. Теперь это наш родной город Гусев, где мы живем, работаем, растим детей. Поэтому в этот день вспоминаем с большой благодарностью всех, кто 65 лет назад в жестоком бою, а многие ценой собственной жизни подарил нам этот город.

Первое наступление

   В октябре 1944 года командующий 3-м Белорусским фронтом И.Д. Черняховский решил силами 5-й и 11-й армий прорвать оборону противника ударом на Гумбиннен и Инстербург (Черняховск).
  
Части 2-го танкового корпуса генерала Бурдейного и 11-й гвардейской армии генерала Галицкого с боями вышли на рубеж реки Роминте (Красная). Стремительно продвигаясь, они достигли реки Ангерапп в районе укрепленного пункта Неммерсдорф (Маяковское) и вышли к окраинам Гумбиннена.
  
Чтобы ликвидировать прорыв, немецкое командование, сосредоточив на флангах центральной группы войск две ударные группировки, нанесло сильный контрудар, стремясь выйти на рубеж реки Роминте у нынешней Ольховатки и тем самым отрезать выдвинувшиеся вперед соединения 11-й армии и 2-го танкового корпуса. Советские войска начали отход и с 27 октября перешли к обороне.
  
В этих боях участвовал двадцатилетний командир расчета зенитных пулеметов, впоследствии - подполковник милиции Александр Петрович Костин. Сегодня его нет среди нас, но остались его воспоминания: «Мы закрепились на возвышенном берегу Анграпы. Все делали свое дело, не подозревая, что попали в ловушку. Утро 20 октября выдалось на редкость туманным. Вдруг слышим гул моторов и лязг танковых гусениц. Мы подумали, что выдвигаются наши танки. Но ошиблись. Это были немецкие танки. Увидели отступающую пехоту, но не успели опомниться, как по нам ударили из пулеметов. Уже значительно позже я узнал, что немцы бросили на нас сотни танков. И эта армада сметала все на своем пути. Каким-то образом я оказался в кювете. Это меня и спасло. Отступали мы к Ольховатке. Но уцелели немногие. Здесь был убит и похоронен командир нашего полка полковник Худяков. Уже после этого боя всем стало ясно, что такое Восточная Пруссия, и сколько еще понадобится пролить крови, чтобы выбить отсюда фашистов».

Генеральное наступление

   Новое наступление на Восточную Пруссию началось в январе 1945 года. На гумбинненском направлении действовали части и соединения 28-й армии генерала Лучинского, наступавшие к югу от шоссе Шталлупенен(Нестеров)-Гумбиннен и 5-й армии генерала Крылова, атаковавшие позиции противника севернее шоссе. В ночь на 19 января, преодолев сопротивление двух немецких пехотных дивизий, 38-я армия прорвала оборонительный рубеж и начала бой за Гумбиннен, который обороняли части 50-й пехотной дивизии. После ожесточенных боев 21 января город был взят.

На подступах к ГуМбиннену

   Из воспоминаний участника штурма Ивана Яковлевича Уманского: «13 январе перед генеральным наступлением на город пошел густой снег. Метель продолжалась до 18 января. Наступление началось с артподготовки. Полк, в котором я был разведчиком, наступал со стороны Ясной Поляны. В ночной стычке с немцами мы продвинулись вперед, а перед рассветом я с телефонистом выбрал командный пункт для ротного в домике, рядом с ельником. Но с рассветом оказалось, что сам дом и окружающая местность плотно простреливается немцами. Надо было что-то срочно предпринимать. Перед домом я заметил углубление около траншеи. Посоветовались и решили вызвать огонь наших пушек на рощу и немецкую траншею. А самим спрятаться в углублении. Затея была рискованная, но к счастью домик уцелел.
  
Я добрался до траншеи, изрядно взрыхленной нашими снарядами. Медлить было нельзя, поэтому, собравшись ,бросил гранату и с диким криком: «Полундра!» влетел в траншею сам. У меня был немецкий автомат, инстинктивно постреляв в разные стороны, я двинулся к ельнику. Вдруг что-то промелькнуло перед глазами и я увидел, как перед ногами упала граната. Если бы в тот момент растерялся, был бы убит. Но я мгновенно схватил гранату и отбросил назад. Я успел это сделать, так как эти гранаты взрываются спустя 9 секунд. Там она и разорвалась. Стреляя из автомата, короткими очередями добежал до блиндажа, бросил в двери две последние гранаты и вернулся обратно. По пути встретил двух солдат соседней роты. Бежим и видим, что кто-то ползет. Остановились, дали очередь из автомата. Человек замер, поднял руки и начал кричать: «Гитлер капут!» Это был немец. Начал просить пощады, так как у него дома трое детей и воевать он не хочет.
  
Надо сказать, что в Восточной Пруссии немцы в плен не сдавались и добыча «языка» сопровождалась большими потерями. Поэтому решили немца доставить в штаб. Правда, сделать это было нелегко. Мои напарники отправились догонять цепь наступления, а я перебежками начал отходить с немцем в тыл.
  
В штабе пленник выдал действительно ценные сведения: он прибыл с десантно-танковой дивизией, чтобы стоять в Гумбиннене насмерть, но… для танков не оказалось горючего.
  
Вскоре наша артиллерия, получив точные сведения о неподвижном скоплении немецкой техники, начала методический обстрел».

Салют победителям

   20 января батальон старшего лейтенанта Дмитраковича подошел к юго-западной окраине Гумбиннена. Рота автоматчиков лейтенанта Гаранина первой ворвалась на железнодорожную станцию, закрепилась там, обеспечив подход главных сил батальона.
  
Действия 174 и 265 полков помогли стрелкам 130 дивизии быстро продвинуться к центру города. Создалась угроза окружения противника. Дивизия сломила сопротивление врага и овладела важными опорными пунктами на южной окраине города. Город был взят.
  
В 22 часа 21 января Москва салютовала доблестным войскам 3-го Белорусского фронта. По московскому радио был передан приказ Верховного Главнокомандующего – всем участникам штурма Гумбиннена объявлялась благодарность.

Василий ОДАРУЩЕНКО



Телефоны администрации

8 (40143) 3-60-14

8 (40143) 3-60-15

8 (40143) 3-60-06